80-летняя Лилия Корнева всю жизнь прожила в деревне Дубцы на Рублевке. На одной стороне Москвы-реки стоит полуразвалившийся дом пенсионерки, на другой — виллы и особняки звезд шоу-бизнеса и правительственные резиденции. Родовое имение досталось женщине по наследству, здесь выросли еще ее родители и деды. После смерти мужа пенсионерка осталась одна. Женщина ест только то, что принесут сердобольные соседи. В последнее время бабушка стала плохо видеть и слышать, односельчане боятся, что однажды на их стук в дверь им уже просто никто не откроет.

«Бесполезная жизнь, — Лилия Корнева закрывает ладонью морщинистое лицо. — Детей не родила, муж умер, племянница родная знать не хочет».

Пенсионерка утыкается лицом в подушку и долго молчит, лежит неподвижно. Только по еле вздрагивающим плечам понятно: женщина плачет. Сосед Кирилл Суворов шепотом объясняет: личная жизнь бабушки не сложилась — замужем официально не была, но с гражданским мужем Казимиром прожила 20 лет. Тот в последние годы любил выпить, запои, скандалы… Умер от пьянки. Односельчанка Лидия Пантелеева присаживается рядом, гладит бабушку по спутавшимся седым волосам и накрывает одеялом. Которое все в заплатках и нитках. Успокоившись, женщина поворачивается к нам.

«А сейчас день или ночь?» — спрашивает она, вытирая рукавом глаза.

Пенсионерка давно плохо видит, различает только силуэты. Деревянному дому уже больше 150 лет, отопление зимой дают исправно, но ветер дует со всех щелей. Окна старые, рамы рассохлись. А скоро снова зима.

Рядом с домом — хозпостройки, а главное — огромный участок в 30 соток. Земля — золотая. Стоит сейчас не меньше 20 миллионов рублей.

Я знаю, что живу на мешке с деньгами — 350 тысяч долларов мне уже за землю предлагали! Никому не отдам! Это память, тут все Корневы выросли, нельзя продать свою историю

— Лилия Корнева.

Соседи качают головой. Рассказывают, сотрудники социальных служб уже не раз предлагали бабушке переехать — либо в социальный центр, либо продать и купить нормальное жилье! Но женщина непреклонна — родные стены покидать не собирается. Вот он, парадокс жизни — даже с такой недвижимостью можно жить в полной нищете. Где же родственники и наследники?

Соседи рассказывают, что есть у пожилой женщины племянница Наталья (дочка брата Лилии Павловны). Женщина живет в Москве, к своей тете приезжала несколько раз после смерти мужа Казимира. Тогда якобы предложила поселить в дом своих знакомых, сдавать жилье в аренду, а знакомые будут приглядывать за родственницей. Деньги, конечно, будет забирать племянница. Строптивая бабушка наотрез отказалась пускать в дом чужих людей. А может, ей просто стало обидно, что единственная родная кровь захотела получить за счет ее одиночества для себя прибыль. Наташа уехала из деревни со словами: «Ничего мне от тетки не надо! Пусть одна подыхает!». Два года ее уже никто здесь не видел.

«Была еще какая-то дальняя родственница, — вспоминает соседка Лидия Пантелеева. — Но та категорично поставила условия: вот напишите завещание на меня, тогда и буду за вами ухаживать!».

Лилия Павловна и эту родственницу прогнала.

«Сложно с бабушкой общаться, — вздыхает Лидия, — может меня лучшей подругой назвать, а может, потом выгнать. Да старенькая уже, что на нее злиться».

Социальные службы Одинцовского района начали приглядывать за пенсионеркой лишь год назад, после того, как соседи забили тревогу. Женщина часто болела, к плохому зрению прибавилась еще и глухота. Сейчас два раза в неделю ей начали привозить из центра социальной помощи Одинцовского района горячее питание, фрукты и йогурты. Работники поддерживают чистоту и в доме: заменили грязные занавески, скатерть на стол постелили, убирают мусор. До этого женщина жила в бардаке: огрызки от яблок, пакеты от молока, разбросанная пластиковая посуда — все это валялось на полу под ногами.

Нерешенные проблемы еще, конечно, остались. Необходимо провести санобработку дома, заменить окна, на котел поставить газовый счетчик.

Если пенсионерка не хочет покидать свой дом, насильно пересилить ее в дом престарелых, в хорошие условия мы не можем. Будем пока помогать так, как можем

— представители соцзащиты Одинцовского района.

Лилия Павловна 20 лет проработала в Москве, в конструкторском бюро. В 1990-х годах была секретарем в совете местного самоуправления, вела всю документацию, была очень активная.

«Она и в 70 бегала, за огородом ухаживала, это смерть мужа ее подкосила», — говорит Кирилл Суворов из соседнего села.
Соседи опасаются, как бы пенсионерка не стала жертвой черных риэлторов. И уверены: конечно, как только бабушки не станет, наследники на землю сразу набегут.

«Мы Лилию Павловну не оставим! Навещаем постоянно! Зрение и слух слабые, но будем надеяться сердце крепкое!» — говорят соседи.

Источник


Понравился пост? Поддержи Вимку, нажми нравится:



Понравилось? Поделитесь с друзьями!


Вам это будет интересно:

Share This